Search Posts

День рождения сегодня

День Рождения сегодня празднует Герхард Бергер (27 августа 1959, Воргль, Австрия) – один из лучших гонщиков Ф-1 за всю историю этого спорта, среди тех, кто ни разу не выигрывал титул чемпиона мира.

Его отец владел компанией, занимавшейся грузовыми перевозками, и молодой Герхард также начал заниматься семейным бизнесом, и заработал деньги, которые позволили начать выстраивать карьеру автогонщика.

В 1979м он принял участие в чемпионате Alfasud Cup, в родной Австрии, и одержал свою первую победу в Цельтвеге в 1980м. Годом позже он выиграл German Alfasud Trophy, и получил билет в немецкую Ф3, где сходу занял третье место в чемпионате, выиграв одну гонку в сезоне.

В 1983м Бергер выступал уже в европейской Ф3, и занял седьмое место в чемпионате, кроме того, приехал третьим в Макао. Следующий сезон он так же начал в Ф3, и занял третье место в чемпионате, выиграв в Остеррайхринге и Монце. Но – самое главное – он получил приглашение в Ф1 от команды ATS и дебютировал в Австрии, а уже в следующей гонке в Монце набрал одно очко за шестое место, но оно не пошло в зачет, так как перед началом сезона ATS официально заявила на чемпионат лишь одну машину.

Две оставшиеся гонки не принесли Герхарду особого успеха, но зато он перебрался в Arrows. Впрочем, его карьера могла завершиться осенью 1984го, когда Бергер попал в дорожную аварию – и ему очень сильно повезло, что он остался в живых. Он ехал на своем BMW 323i домой, и возле Зальцбурга ему в корму заехала другая машина, BMW Бергера перевернуло “вверх тормашками”, и австриец вылетел из машины через заднее (!) окно, так как не удосужился пристегнуться. Ему крупно повезло, что в первой же машине, остановившейся на месте аварии, находились два врача-хирурга, сумевшие оказать помощь Герхарду (у него была сломана шея и повреждены некоторые кости спины) – хирурги тут же зафиксировали Герхарда, оперативно организовали доставку в госпиталь, и спасли австрийца – в то время шансы на подобное чудо составляли всего лишь 2 процента, и они сработали! Спустя несколько недель он вылечился и покинул больницу.

В 1985м Бергер набрал три очка, настрадавшись из-за недостатков шасси Arrows, и очки набрал только под самый конец года. Поняв, что в Arrows делать нечего, он перебрался в Benetton, и наконец-то получил там достойную машину, имевшую большое преимущество в виде выдающегося турбо-мотора BMW, плюс – покрышки Pirelli.

В том году Бергер не просто набирал очки – он сумел выиграть гонку в Мексике, и мог сделать это же в Австрии, но потерял кучу времени в боксах из-за механических проблем. Своего напарника, Тео Фаби, он обставил в квалификациях со счетом 12-4, и в Монце установил рекорд скорости на прямой, разогнавшись до невероятных в то время 351 км

Но и в Benetton Герхард не задержался – этому парню определенно везло на контракты с хорошими командами, и в 1987м он принял приглашение от самого Энцо Феррари. желавшего видеть его в качестве замены для Стефана Йоханссона. Правда, поначалу Бергера поджидали трудности – в первой половине сезона машина постоянно ломалась, но начиная с венгерской гонки машина прибавила в скорости, и Герхард стал регулярным претендентом на победы. В Португалии он лидировал, но незадолго до финиша вылетел с трассы и уступил первую строчку Алену Просту. Он мог повторить свой прошлогодний успех в Мексике, но там машина вновь сломалась. Наконец, на Сузуке и Аделаиде все получилось – и Бергер одержал две победы в последних гонках сезона, а обозреватели начали называть его фаворитом 1988го года.

Однако все сложилось иначе – McLaren имела подавляющее преимущество в тот год, и не только из-за пары пилотов Сенна-Прост, как принято считать, но также из-за качеств моторов Honda, которые потребляли намного меньше топлива, чем прожорливые Ferrari. Бергер и Альборето из-за этой особенности вынуждены были постоянно экономить топливо в гонках и не могли ехать в полную силу, и лишь в Монце, где оба McLaren сошли, пилоты Ferrari добыли для своей команды победный “дубль”. Преимущество Бергера над Альборето в квалификациях было подавляющим – он выиграл все 16 этапов у напарника, и в конце года тому пришлось покинуть Ferrari.

В 1989м ситуация изменилась – турбомоторы покинули Ф-1, а Бергер и его новый напарник Мэнселл получили в распоряжение новую Ferrari 640 с революционной полуавтоматической коробкой передач. Машина оказалась быстрой, но ненадежной – шутка ли, Бергер финишировал лишь три раза в пятнадцати гонках, причем только под конец сезона, когда он дважды был вторым в гонках и один раз, в Португалии, одержал победу, воспользовавшись подарком от Мэнселла, который вышиб с трассы Сенну.

Весной, в Имоле, он второй раз в жизни посмотрел смерти в глаза, когда на четвертом круге гонки его машина вылетела с трассы и, полная топливом, помчалась навстречу известной стене в Tamburello. Ferrari вспыхнула, но итальянские спасатели оказались на высоте – им потребовалось лишь шестнадцать секунд, чтобы извлечь пилота из горящей машины, и австриец отделался пустяками – ожогами рук. Пропустив одну гонку, он вернулся в строй.

В конце того года в Ferrari решил перейти Прост, и в этих условиях лишним оказался Бергер, проделавший обратный путь в McLaren, где он стал “оруженосцем” Сенны.

Впрочем, поначалу об этом никто не говорил – ожидалось, что австриец сможет составить Сенне более чем достойную конкуренцию. Но Бергер, хотя и был быстр в квалификациях, в отличие от своего предшественника Проста, терялся в гонках – там преимущество Сенны становилось просто подавляющим. В первый год ему так и не удалось выиграть гонку, хотя наверняка он вспоминал Гран-при Канады, где допустил фальстарт и заработал штраф в одну минуту, хотя чисто по скорости опередил Сенну на 45 секунд (бразилец, надо заметить, в какой-то момент гонки тактически выпустил Герхарда вперед). Неважно складывался и 1991-й, и лишь под конец сезона Бергер встрепенулся, выиграл у Сенны несколько квалификаций и гонку на Сузуке, ставшую его первой победой в составе McLaren – впрочем, Сенна, к тому моменту ставший чемпионом, пропустил его к этой победе в последнем повороте гонки.

Следующий год оказался трудным для обоих пилотов – преимущество Сенны в квалификациях сохранилось, лишь в Мексике Бергеру удалось опередить напарника, но так как в гонках McLaren перестал быть лучшей машиной и вдобавок, сильно страдал от ненадежности, обоим пилотам удалось добиться схожих результатов – три победы у Сенны, две у Бергера, и австриец проиграл Айртону лишь очко в турнирной таблице.

Покладистый Бергер не стал для маститого Сенны соперником – и потому бразилец хорошо относился к нему, впустив его в круг своих “настоящих друзей”. Взаимоотношения Бергера и Сенны – это отдельная глава в биографии Герхарда, австриец позволял себе немыслимые шуточки в отношении Сенны, который, однако, все ему прощал. Как-то в Монце Сенна похвастался своим новым дипломатом, который-де был “пуленепробиваемым”, и вообще, “в огне не горел, в воде не тонул”. Услышав это, Бергер открыл дверь вертолета Айртона, и выкинул чемодан с высоты на землю, невинно заявив, что он “просто хотел проверить качества чемодана”. В другой раз, в Аделаиде в 1990-м, Бергер ночью разрядил струю огнетушителя в номере Айртона, который, проснувшись, пулей вылетел из комнаты, и своими криками в три часа ночи разбудил других постояльцев, накинувшихся на “беспокойного Айртона”. В другой раз Бергер подменил фотографию в заграничном паспорте Айртона, из-за чего оконфузившемуся бразильцу как-то пришлось проторчать целые сутки на аргентинском таможенном пункте. Впрочем, и Сенна не оставался в долгу – заполнить туфли Герхарда сапожным кремом или склеить все его кредитные карточки воедино для него было пустяковым делом.

В конце 1992го Бергер покинул McLaren, соблазнившись приглашением из Ferrari – руку к этому приложил Ники Лауда, убедивший австрийца в верности этого решения, а руководство Ferrari подкрепило эти аргументы баснословным контрактом, но предоставить ему хорошую машину так и не смогло – первая Ferrari c активной подвеской, F93A, оказалась неудачной, и к концу года Бергер собрал лишь 12 очков! Его лучшей гонкой должна была стать гонка в Монако, где он неожиданно обрел скорость, но сошел в попытке пройти Дэймона Хилла в шпильке Loews – машины столкнулись.

В 1994-м дела пошли куда как лучше – Ferrari стала регулярным претендентом на подиумы, но от борьбы за победы она была бесконечно далеко, и лишь на сверхскоростных трассах вроде Хоккенхайма и Монцы мощь 12-цилиндрового мотора могла компенсировать недостатки шасси. В Германии Герхард стартовал с поула, выдержал жесткий прессинг со стороны Михаэля Шумахера, дождался схода немца, и спокойно выиграл свою первую гонку после возвращения в Ferrari – для команды же эта победа стала первой с 1990-го года. Герхард стартовал с поула в Португалии, но сошел.

В 1995м Ferrari осталась примерно на том же уровне, и уже в Имоле Бергер, стартовавший вторым, мог выиграть, но заглох на пит-лейн и был вынужден довольствоваться третьим местом. Быстрейший круг в гонке стал слабым утешением ему. В Германии он получил 10-секундный штраф за фальстарт, но затем эффектно прорвался обратно, вернувшись на третье место. В Спа, в день своего рождения, Бергер стартовал с поула, но вновь сошел, а в Монце подвеску его машины разрушила отвалившаяся с болида Жана Алези телекамера – если бы не это происшествие, Герхард, скорее всего, выиграл бы. В том же году в Португалии он выступал с специальной “мирной” раскраской шлема, NO MORE WAR IN THIS WORLD (“нет” войне в этом мире) – призыв, актуальный ввиду продолжавшихся в мире (и Европе в том числе) кровопролитных конфликтов, уносивших много жизней ежедневно.

Его собственное будущее к тому моменту было уже решено – Герхард не мог оставаться в команде, пригласившей Михаэля Шумахера, с которым у Бергера сложились весьма непростые отношения. И вместе с Алези они перебрались в “команду-звезду”, Benetton. Возможно, он и остался бы в Маранелло, наступив на горло своей песне, но окончательным фактором, заставившим его покинуть Ferrari, стал переход команды на двигатели 10-цилиндровой конфигурации – Герхард чувствовал, что это сулит большие сложности в 1996м году.

Сложностей, однако, хватило и в Benetton – машина, построенная под Шумахера, пришлась не по нраву Жану и Герхарду. Вдобавок, проблемы создавал большой рост Бергера – он частично перекрывал головой верхний воздухозаборник, в результате чего мощность на его B196 существенно падала, и на прямых он был медленнее Алези. Тем не менее, это не помешало ему уверенно лидировать в Хоккенхайме, где мощность “есть все наше”, и лишь отказ двигателя (не исключено, что по причине недостаточного охлаждения из-за вышеприведенного обстоятельства) за два круга до конца лишил Герхарда верной победы. Эта гонка стала самым светлым моментом в его бледном, по большему счету, сезоне – набрав 21 очко, он занял лишь седьмое место в чемпионате.

Накануне следующего сезона в Benetton питали большие надежды, подкрепляемые сильными результатами пилотов на тестах. Но первая гонка сложилась кошмарно, гонщики выяснили, что уступают Williams по три секунды с круга. А едва дела наладились, на Бергера обрушилась череда личных проблем – сначала болезнь, синусит, потребовавшая операцию, а затем гибель отца в авиакатастрофе. Герхард пропустил три гонки летом того года, и вернулся в Хоккенхайме, изумив весь формульный мир – поул, победа и быстрейший круг гонки. Но, несмотря на это, с Benetton он иметь дела больше не желал и попробовал поискать места в других топ-командах.

Но там предсказуемо все оказалось занято, и 38-летний Герхард был вынужден прервать свою карьеру. Он переключился на административные должности – его быстро пригласил к себе концерн BMW, готовивший возвращение в Ф-1. Пять лет Бергер проработал там, в 2004м по приглашению стал первым пилотом, опробовавшим шанхайский автодром за рулем Ferrari F2003GA, и в том же году почтил память своего друга Айртона Сенны, со дня гибели которого исполнилось 10 лет – на автодроме в Имоле он проехал несколько демонстрационных кругов за рулем болида Lotus, на котором Сенна выступал в 1985-м году.

В феврале 2006го он вернулся в Ф1, став совладельцем команды Toro Rosso – это была деловая сделка, так как Дитер Матешиц, владелец команды, в ответ выкупил половину компании Berger Logistik, основанной еще отцом Герхарда, Йоханном, в 1961м году.

В ноябре 2008го Герхард продал свои акции обратно Матешицу и отошел от дел в Toro Rosso, но продолжает регулярно появляться в паддоке, а прошлым летом представлял интересы Нико Росберга при подписании нового контракта с Mercedes.

Ну и впридачу Герхард занимается карьерой своего племянника, Лукаса Ауэра, который ныне выступает в DTM за Mercedes, и принял участие в тестах Ф1 c Force India.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *